«Час работы стоил как зарплата матери». Белорусы — о своих первых рабочих компьютерах

1f112cd8191898d8f19f701c7f450e01

Вместе с производителем моноблоков «ТЕСЛА» мы решили расспросить трех людей из разных сфер об их первых рабочих компьютерах из этого и прошлого веков и узнали много интересного. А вы помните своего первого «помощника»? Предлагаем поностальгировать с нами.

Юрий Зиссер, основатель TUT.BY

Я работал на компьютере с 1977 года, со своих 17 лет. В те годы ПК еще не изобрели. Компьютеры назывались «ЭВМ», занимали целые машинные залы, стоили колоссальных денег и использовались в «пакетном» режиме.

Тогда в машинные залы студентов не допускали, а заставляли сдавать колоды картонных перфокарт в специальное окошко в пакетную обработку. Оператор через несколько дней вводил перфокарты в компьютер в порядке общей очереди, после чего студент мог получить распечатку результатов на бумаге через то же окошко, в которую заворачивали его колоду перфокарт. Была даже такая профессия — «оператор ЭВМ».

Пакетный режим мне быстро надоел из-за черепашьих темпов, поэтому во время учебы на первом курсе «политеха» я устроился работать техником-программистом и получил личный доступ к ЭВМ ЕС-1022 с дисковой памятью 29 мегабайт и производительностью целых 10 тысяч операций в секунду (в современных процессорах для ПК количество операций в секунду измеряется миллиардами. — Прим. TUT.BY)!

Для меня работа на этом компьютере была огромным наслаждением. Для отладки программ и решения задач мне выделялось машинное время, каждый час которого обходился государству в месячную зарплату моей матери-музыканта — 80 рублей. Моя зарплата (полставки техника-программиста) составляла 45 рублей в месяц.

В те времена ЭВМ ломались гораздо чаще, нежели современные компьютеры. Самой частой причиной сбоев была занимавшая огромные шкафы оперативная память в 256 килобайт на магнитных сердечниках, каждый из которых наматывался на заводе вручную и часто выходил из строя.

На складе постоянно лежал запас ТЭЗ — типовых элементов замены — размером с книгу, объединявших блоки радиодеталей. При поломке инженеры заменяли не отдельные элементы, а ТЭЗ целиком, вставляя его в так называемую «корзину» (салазки). Бедным специалистам приходилось заниматься такой работой почти каждый день. Особенно много сбоев случалось летом, из-за перегрева. Кстати, в отсутствие инженера-электроника никто не имел права работать на ЭВМ, даже включать и выключать ее.

В разные годы я разрабатывал программы автоматизации проектирования радиоэлектронной аппаратуры, программы обмена данными на аппаратном уровне (то, что сейчас называют драйверами), а потом, работая на заводе, — задачи АСУП (автоматизированной системы управления предприятием. — Прим. TUT.BY).

Сторонние разработчики создали для завода программу, которая каждый месяц считала себестоимость сложной приборостроительной продукции. Расчет занимал целых 22 часа — и то, если не было сбоев. Я переделал программу так, что расчет стал занимать всего 6 часов и, сэкономив заводу массу времени, оформил рационализаторское предложение на очень приличную по тем временам сумму — больше 300 рублей, которые мне выплачивали в течение двух лет.

Дмитрий Безыма, руководитель отдела информационных технологий

Мой первый рабочий компьютер появился в 2007 году, на втором курсе учебы в БГУИРе. Это был ноутбук, пришедший взамен старого IBM. Для покупки пришлось продать старый «ноут», стационарный домашний компьютер и еще месяц «отпахать» на стройке.

Еще до начала нашей с ним трудовой карьеры он прошел огонь, воду и медные трубы в амплуа пульта диджея, стола и даже подноса во времена бурной студенческой молодости. К началу третьего курса я начал подрабатывать в крупных и не очень компаниях. Специфика учебы была такова, что приходилось постоянно таскаться с ноутбуком. А другого компьютера на рабочем месте и не требовалось. Так мы и начали вместе «заколачивать монету».

Ноутбук был с двухъядерным процессором, 3 гигабайтами оперативной памяти и 320 «гигами» на жестком диске и выглядел как стандартный черный прямоугольник, ничем не отличающийся от других представителей своего вида. За исключением одной особенности — глянцевой поверхности корпуса. Для того чтобы компьютер оставался в более-менее приглядном виде, казалось, надо работать за ним в операционной, желательно — в халате и перчатках, а в идеале — в вакууме. Соблюсти это было сложно, а внутренний перфекционист требовал порядка, поэтому требовалось немало усилий для поддержания чистоты поверхности.

То, что сейчас кажется архаизмом или начинкой для тамагочи, на момент покупки было средним по железу компьютером. Играми никогда особо не увлекался, исключение — межкорпоративные соревнования по Counter-Strike в редкие моменты. Для этого характеристик хватало с головой. Со всем остальным ноутбук справлялся как в учебе и поездках, так и в работе.

Поломки случались, но в большинстве своем они были связаны с ровностью рук владельца и носили исключительно программный характер. Физически он сломался лишь один раз — перебился провод зарядного устройства. Ситуацию исправила синяя изолента.

«Убило» его только время — через три года использования настало время актуализировать свой основной рабочий инструмент, а старый был передан младшим родственникам для учебы.

Наталья Мякота, экономист

Первый компьютер в моей жизни появился в 1995 году, когда я пришла трудиться в банк. Я работала на ПК, который занимал бóльшую часть рабочего стола. Но даже при его огромных размерах работа в автоматизированной банковской системе намного облегчала документооборот.

Памяти в нем было совсем немного, и сохранять много файлов было невозможно. На помощь приходили большие восьмидюймовые дискеты, правда, и их было мало. Если не ошибаюсь, на них было порядка 250 килобайт (8-дюймовые дискеты выпускались объемом 80, 256 и 800 Кб. — Прим. TUT.BY).

Быстрым, естественно, назвать его сейчас сложно. Но в 90-е годы вообще хоть какая-то автоматизация принималась на ура. У нас был системный администратор и работы ему хватало. Постоянно что-то зависало, сотрудники легко могли нажать «не на ту кнопочку», а связь с Белорусским межбанковским расчетным центром, куда передавалась отчетность, была, мягко говоря, неважной.

Но чаще всего работу для наших сисадминов подкидывали мы сами. Интересно же было «полазить» по внутренностям техники. И вот после такого «вмешательства» работа компьютера нередко останавливалась надолго. Ну, а мы в это время заполняли все документы вручную, как в старые времена.

Партнер материала:

Компания «БелБизнесЭВМ» — производитель моноблоков т.м. ТЕСЛА. Моноблоки ТЕСЛА являются полноценным аналогом классического ПК, поскольку производятся на базе классических компьютерных комплектующих. Подробнее — на сайте www.monoblok.by.

Оставить комментарий