«Вышак ему ломится». Как матерый рецидивист зарезал милиционера в Минске и едва не ушел от наказания

fd0bf72c90450bf95698c99c554540e1

>

Сегодня именем лейтенанта милиции Скрыпникова названа одна из улиц столицы, а в 2009 году ему посмертно присвоено звание «Почетный житель Фрунзенского района». При каких обстоятельствах погиб 33-летний сотрудник уголовного розыска Фрунзенского РОВД и как спустя пять лет за убийство офицера осудили матерого рецидивиста, — в материале агентства «Минск-Новости».

Шел август 1963 года. Незадолго до этого из тюрьмы освободился трижды судимый за тяжкие преступления, в том числе и за убийство с применением холодного оружия, Геннадий Кахно. Он поселился у родителей в одном из частных домов по адресу: ул. Р. Люксембург, 58.

Однажды младший брат пожаловался ему на конфликт с соседским 18-летним пареньком по фамилии Воробей: мол, тот якобы его сильно обидел. Это было весьма странно, ведь юноша слыл спокойным и неконфликтным. Но бывший рецидивист решил отомстить за брата.

Дважды Кахно-старший с ножом врывался в дом Воробья, однако парень успевал выскочить в окно и убежать. В один из налетов Геннадий крикнул его матери: «Я все равно зарежу твоего сына!». После таких угроз Воробей не на шутку испугался и пришел в милицию, где обо всем рассказал оперуполномоченному отдела уголовного розыска Фрунзенского РОВД Леониду Скрыпникову. Офицер тогда решил задержать Кахно с поличным.

— В то время я был участковым, — вспоминает сослуживец Л. Скрыпникова, полковник милиции в отставке Леонид Зозуля. — Однажды Леонид обратился ко мне с просьбой помочь задержать матерого рецидивиста. Взяв с собой еще одного коллегу, мы устроили засаду.

Напротив дома Воробья был детский сад. Там милиционеры и организовали наблюдательный пункт. В кустах они просидели три ночи, но Кахно так и не появился.

— Пятничным вечером зашли к нему домой, чтобы доставить в райотдел, однако по месту жительства Геннадия не застали. Леонид оставил его матери повестку, чтобы тот сам явился в милицию, — говорит Зозуля.

…Скрыпников был в разводе, снимал комнату. В субботу он взял билет на последний сеанс в кинотеатр «Центральный». Так вышло, что путь его пролегал у дома Воробья. Проходя мимо, он присел на камень перекурить, как вдруг увидел, что в его сторону направляются двое. В одном из них Леонид Антонович узнал Кахно-старшего. Офицер решил в одиночку задержать Геннадия, подошел к нему, как вдруг получил удар ножом в живот.

— У Кахно был «фирменный» прием: он не просто бил ножом, а прокручивал его — при таком ударе у жертвы шансы выжить были минимальны. Истекая кровью, Скрыпников кое-как дошел до ближайшего дома и постучал в окно. Хозяева занесли Леонида внутрь и бросились вызывать скорую. Медики приехали быстро — бригада как раз ехала за роженицей. Лейтенант Скрыпников попросил фельдшера на листке записать «Р. Л. 58. Кахно Ген.». Когда мне сообщили, что Леонида ранили, я сразу догадался, чьих это рук дело. Сомнений не осталось при виде той записки, которую фельдшер отнес в РОВД, — поясняет собеседник.

Кахно задержали. С ним лично беседовал начальник угрозыска Минска и никого к нему не подпускал. Геннадий во время допроса вел себя агрессивно, царапал лицо, крича, что непричастен к этому преступлению, что приложит все усилия и поможет милиционерам отыскать истинного убийцу. Ему поверили, взяв подписку о сотрудничестве. Так Кахно оказался на свободе, а записку с указанием его данных уничтожили.

— Леонида дважды прооперировали, но жизнь спасти так и не смогли — спустя неделю он скончался. Его похоронили на Кальварийском кладбище. Без отца остался маленький сын Скрыпникова Валера. Мы с коллегой, уже ныне покойным Александром Артемовичем Харитоновичем, тогда поклялись приложить все усилия, чтобы доказать причастность Кахно к убийству нашего товарища, — говорит Зозуля.

Почувствовав безнаказанность, Кахно вскоре организовал преступную группу из пяти человек, которая промышляла кражами. Все ее участники в основном были несовершеннолетними. Однажды на товарной станции Минск-Северный из стоящей цистерны они украли 10 бидонов меда. При попытке его продать Геннадия задержали. Так он снова оказался в местах не столь отдаленных.

Леонид Зозуля и Александр Харитонович, которые на тот момент уже были сотрудниками угрозыска, взяли его в колонии в разработку. Как-то Кахно похвастал перед заключенными, что убил милиционера, выдав при этом подельника — Елисеева, которому на тот момент было всего 17 лет.

Эта информация оказалась для сыщиков очень важной. Они выяснили, что спустя несколько дней после рокового удара ножом Кахно чуть ли не силком притащил своего соучастника в райком комсомола и заставил взять путевку на целину, чтобы тот никоим образом его не выдал. Вскоре после приезда в Казахстан Елисеев совершил преступление и попал в колонию. По требованию следователей прокуратуры парня этапировали в Минск. На первом же допросе он подробно рассказал, при каких обстоятельствах Скрыпников получил смертельное ранение.

За убийство офицера милиции Кахно ответил лишь спустя пять лет — в 1968-м. Верховный суд БССР приговорил его к исключительной мере наказания — расстрелу.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий